Помощь Николая Чудотворца (из воспоминаний фронтовика)

Обновлено:

Уважаемые посетители и читатели моего блога, много лет назад данный рассказ я услышал из уст одного фронтовика. По его словам, он долго молчал об этом случае, а точнее о помощи Николая Чудотворца на фронте. Как известно, в советское время политика государства в отношении церкви была совсем иная, чем сейчас. Под лозунгом: религия – опиум для народа, уничтожались монастыри и храмы, устраивались гонения на служителей церкви, многие из которых в годы репрессий были расстреляны или погибли в лагерях ГУЛАГа.

О пропаганде церковных канонов вообще не могло идти речи, т.к. это считалось уголовным преступлением, и за это можно было заработать соответствующее наказание. А вот атеистическая пропаганда велась по всем направлениям: в школах, ВУЗах, на радио, телевидении и т.д. С распадом Советского Союза отношение к церкви изменилось, хотя по-прежнему считается, что церковь отделена от государства, но ее роль в нравственном воспитании не отрицается. Поэтому много лет спустя фронтовик рассказал об этой удивительной истории, произошедшей на фронте во время Великой Отечественной Войны, и о том, как Святитель Николай спас ему и его боевым товарищам жизнь.

Участников войны, к сожалению, с каждым годом становится все меньше и меньше, возможно и этого фронтовика уже нет в живых, т.к. его рассказ я слышал в конце девяностых годов. Услышав эту историю, я был сильно впечатлен. Произошедшее чудо связано с почитаемым на Руси святым Николаем Чудотворцем. С его именем связано много чудес, об одном из них я хочу рассказать в этой статье. Повествование я буду вести от лица фронтовика. Хочу предупредить, что многие подробности его рассказа не помню.

Моя жизнь до войны

Родился я и жил до войны в довольно большой сибирской деревне, расположенной в двухстах километрах от областного центра. Будучи подростком, как и все дети, помогал родителям по работе в колхозе и домашнем хозяйстве. Летом ходили в тайгу собирали грибы, ягоды. Ближе к осени занимались сбором кедровых орехов. Деревня стояла на берегу небольшой реки. Мы, мальчишки, как только выпадала возможность, ходили на рыбалку. В общем, жизнь проходила обычным чередом.

Ближе к окраине деревни стояла деревянная церковь, построенная еще до революции. По воспоминаниям старожилов, была возведена без единого гвоздя, где-то в 1890 году. При церкви был настоятель. Надо отметить, что жители деревни относились к этому, нельзя сказать, чтобы враждебно, но и особого фанатизма к вере не проявляли. Люди постарше, в основном женщины, изредка ходили на службы. У многих селян в домах висели иконы. Если возникали сложные жизненные обстоятельства, то ходили, ставили свечи и просили у Бога помощи. Как помню, в каждый пасхальный праздник практически в каждом доме красили яйца, выпекали куличи, и приходили в храм.

Из деревни я был призван в армию. Армейская служба проходила на Дальнем Востоке в Хабаровском крае. Летом в 1938 году в возрасте 22 лет вернулся со службы в родное село. Узнал, что батюшку, настоятеля церкви незадолго до моего приезда, репрессировали. И о дальнейшей его судьбе ничего не было известно. Через несколько дней ночью случился пожар, сгорела церковь. Собрался народ, тушили, как могли, из реки на лошадях в бочках привозили воду, баграми растаскивали бревна. Тушили, скорее всего, из-за опасности возгорания близлежащих жилых домов. Но церковь, не смотря на усилия, сгорела дотла.

Я тоже принимал участие в тушении пожара. И когда народ стал расходиться, в темноте на разжиженной от воды земле увидел тлеющую втоптанную икону с изображением, неизвестного тогда для меня какого-то святого. Подобрал ее, обтер травой и принес домой. Рамка этой иконы оказалась немного обгоревшей. Мать, посмотрев на изображение, сказала, что это Николай Чудотворец, и мы повесили этот образ на стену. Вот таким образом икона с ликом Николая Чудотворца оказалась в нашем доме.

Ну, а причину случившегося пожара никто не расследовал. Скорее всего, местной власти и партократии это было на руку. Как потом выяснилось, что кто-то из селян слышал из уст председателя сельского совета радостный возглас, наконец, то это логово сгорело. После этого жизнь в селе пошла дальше своим чередом, и через какое время страсти по случившемуся пожару и сгоревшей церкви утихли. И никто не знал, что через несколько лет начнется самая кровопролитная в истории человечества война.

Моя фронтовая жизнь

Меня призвали на фронт в сентябре 1941 года. В военном комиссариате узнав, что я уже служил, сказали, чтобы я подошел через несколько дней, а они за это время проверят мои анкетные данные. В итоге меня забрали на курсы подготовки военных разведчиков. Надо сказать, что они были ускоренные в течении шести месяцев. На этих курсах обучили нужным навыкам: элементам единоборств, методам скрытой разведки, стрельбы, радиосвязи и т.д. В конце обучения нашу группу практически в целом составе отправили на фронт. Так я стал прифронтовым разведчиком.

При необходимости командование отправляло нашу группу в тыл противника узнать о группировке сил, военной техники, провести диверсионные операции и т.д. Практически каждый раз при возвращении из разведки мы приводили с собой «языка» (т.е. пленного). Причем в большинстве своем мы старались брать в качестве «языка» офицеров. Наша разведгруппа была сплоченной, мы понимали друг друга с полуслова, даже по намекам. Поэтому всегда удавалось выполнять все задания командования.

В общем доставляли немцам много хлопот. Немецкое командование знало о нашей разведывательной группе и поставило цель, обезвредить нашу деятельность. Был разработан специальный план уничтожения нашей группы. В свой тыл немцы стянули дополнительное количество солдат. На всех дорогах, близ сел и населенных пунктов были размещены подготовленные немецкие спецгруппы, которые были хорошо вооружены и даже имели обученных собак.

И вот настал день, когда нам дали задание проникнуть в тыл врага, выявить у немцев расположение и группировку техники, а также привести «языка». Рано утром наша группа пошла в разведку. Немцам каким-то образом стало известно об этом. Они определили примерное место нашего нахождения и перекрыли все пути назад. Мы старались вести себя скрыто, добрались до указанных в задании пунктов, пометили на карте размещение сил и техники противника, а также оценили их примерное количество. «Языка» решили взять на обратном пути.

Надо отметить, что местность была лесной и овражистой, и нам легко было скрываться и маскироваться в зарослях. Но при возвращении назад мы натыкались на немцев. Уходили, пытались вернуться другим путем, снова натыкались на врага. Делали такие попытки несколько раз. Близко боялись к немцам подходить, т.к. собаки могли нас обнаружить. Мы поняли, что нам, в буквальном смысле, все пути возврата к своим перекрыты.

И тут на горизонте появилась группа немецких солдат с собаками. Нам ничего не оставалось делать, как принять бой. Мы залегли, приготовили оружия и гранаты, и стали ждать, когда немцы приблизятся. При наблюдении за ними выяснилось, что немцев гораздо больше, чем нас. И каждый понимал, что бой будет нелегким и, возможно, последним.

И тут я вспомнил свою родную деревню, пожар, сгоревшую церковь. икону Николая Чудотворца. И мысленно обратился к нему: «Святитель Николай, помоги нам! Ведь я тебя спас от пожара, не дал сгореть твоему образу на иконе». И тут между нами и немцами возникла прозрачная, как бы стеклянная стена. Немцы были буквально перед нами, но нас не видели, и их собаки нас не почуяли. Мы ничего не понимали, что происходит, и молча наблюдали за ними. Немцы прошли перед нами и прошли дальше, так и не заметив нас. Когда они ушли подальше от нас, стена исчезла, и путь для возврата к своим был открыт.

На обратном пути смогли взять «языка» и благополучно вернулись на место дислокации нашей разведывательной группы и доложили командованию о выполнении задания. Вспоминая этот случай, каждый думал, что же произошло, почему немцы нас не увидели и прошли мимо. Я рассказал своим товарищам об иконе Николая Чудотворца, как она попала в наш дом и как я обращался к нему с просьбой. Видимо этот святой и помог нам. На мое заявление все молчали, и потом мы договорились никому об этом не рассказывать, т.к. не могли представить, какие последствия могли быть для нас.

P.S. И вот через много лет, когда изменилось отношение к церкви, фронтовик смог рассказать эту историю. Его семья после войны сменила место жительства. После смерти матери икона Николая Чудотворца досталась ему. Позже он узнал, что в деревне на его родине построили другую церковь. И тогда ему захотелось приехать туда и вернуть эту икону, рассказать о том, как она спасла ему и его товарищам жизнь на фронте, а точнее помог сам святой. К сожалению, выполнил ли фронтовик свое желание, ничего сказать не могу.

От автора: В июле 2017 года к нам в Санкт-Петербург в Александро-Невскую лавру привозили мощи Николая Чудотворца. При посещении и преклонении к ним каждому посетителю дарили иконку с его образом, которую мы прикладывали непосредственно к мощам. В тексте я вставил картинку со сканом этой иконки и ее обратной стороны. В память об этом мероприятии я бережно храню эту иконку и иногда обращаюсь за помощью к этому святому.

Понравилась статья? Поделись!

Нет комментариев

Добавить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение